Салхаб Мамедов: за памятник Фарману Салманову пришлось сразиться с армянами

Интервью Day.Az с народным художником Азербайджана, почетным членом Российской академии художеств, проректором Азербайджанской государственной академии художеств, секретарем Союза художников АР, профессором Салхабом Мамедовым.
 
- Сегодня часто приходится слышать термин "инсталляция". Но не многие знают разницу между традиционной скульптурой и этим современным термином? В чем разница между ними?
 
- Инсталляция – это моментальный крик души мастера. Порой человек уходит в себя, начинает думать, ищет связь с какими-то несоизмеримыми пространствами. Вполне возможно, что все это время у скульптора была внутри эта инсталляция, но время не позволяло претворить ее в жизнь. Она всегда жила и продолжает жить в умах и сердцах художников, может быть очень глубоко.
 
Инсталляцией начали заниматься довольно давно, еще в досоветский период. Все западные художники делали инсталляции. Я ездил, видел их работы, изучал, но потом забывал, потому что в СССР это было ненужным. Считаю, что каждый думающий человек-мастер обязательно в свое время сделал инсталляцию, но, возможно, называл ее по-другому.
 
Однако, инсталляция не является чем-то совершенно новым для азербайджанских художников и скульпторов. Ею занимался Горхмаз Эфендиев, Мирджавад и многие другие. Но все это оставалось в мастерской, потому что в эпоху СССР не позволяли выставлять инсталляцию, требовалось создавать только монументы, памятники, бюсты и т.д.
 
Сегодня инсталляция усиленно развивается, она получила новый импульс. Это правильно, ведь каждый художник – это свободный человек, который волен заниматься тем, что ему нравится. В этом большую роль сыграла неправительственная и некоммерческая организация, Пространство современного искусства "YARAT!", основателем и руководителем которой является Аида Махмудова.

 
- Ваша последняя работа — монумент у здания Совета Европы — выглядит очень впечатляюще…
 
- Эта наша последняя совместная работа с Али Ибадуллаевым, памятник под названием "Цветение", установленный во дворе Совета Европы в Страсбурге. Монумент высотой 2,30 м, отлитый из бронзы, был открыт буквально три месяца назад. Он представляет собой массивную скульптуру, состоящую из семи ладоней, которые согревают своим теплом стебель цветущего растения, олицетворяющего мир. Редко кому удается установить памятник в таком престижном месте и получить такие положительные отзывы.
 
Памятник утверждался в Совете Европы специальным художественным советом, который заседает раз в 15 дней. Памятник был воздвигнут в честь исторического события – председательства Азербайджана в Совете Европы. Традиционно, страна, председательствующая в СЕ, преподносит от себя какой-то дар, чтобы оставить свой след. В случае Азербайджана это было особо важное событие, ведь мы впервые председательствовали в Совете.
 
- Этот монумент находится прямо у здания СЕ, в отличие от других монументов. Как вам это удалось?
 
- Это было сложно. Первоначально нам выдели неприметное место в холле, где находятся монументы и произведения искусства, преподнесенные другими государствами. Мы с Али Ибадуллаевым сделали эскизы и отправили. Не могу не отметить помощь посла Эмина Эйюбова в реализации данного проекта. Наши враги немногим ранее также преподнесли свой подарок. Для одобрения памятника за него должны проголосовать все страны-члены Совета Европы. На каждом заседании Совета возникали определенные сложности, в результате которых утверждение памятника откладывалось на каждые 15 дней — то комиссия захотела узнать цвет монумента, то его вес. Поступали предложения сделать монумент полегче, или частично изменить его дизайн, сделать несколько вариантов и т.д.
 
Помимо этого, предъявляются очень строгие требования: памятник не должен быть против религии, носить националистические элементы или быть против какой-то страны, чтобы не ущемлять чувства других людей. Мы начали работу над памятником, еще не получив окончательного разрешения, чувствуя, что все к этому идет.
 
На последнем заседании, где прозвучало много положительных речей в адрес Азербайджана, было предложено поставить такой оригинальный памятник, олицетворяющий мир, не в холле, как предлагали ранее, а прямо во дворе. А главное, монумент должен быть больше двух метров. Это был настоящий прорыв и наша общая победа. Установить памятник в таком месте, где проходят тысячи высокопоставленных чиновников со всего мира, — довольно сложно.

 
Затем председатель Совета Европы и генеральный секретарь очень высоко оценили этот памятник. В одной из наших бесед легендарный азербайджанский художник Таир Салахов отметил, что поставить памятник во дворе Совета Европы может показаться обычным делом, но мы, деятели искусства, путешествующие по миру, осознаем, насколько это сложно!
 
- В 2011 году в Берлине открылся созданный вами памятник "Ходжалы". Как вспоминается эта работа?
 
- События, произошедшие 20 января 1990 года, вошедшие в историю, как Черный январь, и Ходжалы – это общий кровавый образ того, что довелось пережить азербайджанскому народу. Авторами этого совместного проекта стали азербайджанские художники Акиф Аскеров, Али Ибадуллаев, Ибрагим Ахрари и я. Это была наша общая идея. Азербайджанский художник и скульптор Ибрагим Ахрари, проживающий в Германии более 40 лет, очень хорошо знает менталитет немецкого народа, он работал в Союза художников Германии. Ахрари нашел сподвижников, даже на правительственном уровне, которые выразили готовность поддержать его и помочь воздвигнуть монумент жертвам Ходжалинской резни в центре Берлина. Нам захотелось показать миру правду и увековечить память об этом печальном событии. Композиция состоит из трех человек: отца, матери и ребенка. Большую помощь при создании памятника оказало Министерство культуры и туризма АР.
 
- Почему именно в Германии?
 
- Дело в том, что Германия — прогрессивная страна, где проживают разные народы. Если человек правильно изложит свои намерения, верно донесет до собеседника свою мысль и должным образом объяснит ситуацию, то немцы обязательно входят в положение. Хотя там имеются определенные круги, которые создают препятствия…
 
- Вам тоже пришлось с ними столкнуться?
 
- Конечно. Наши недруги не дремлют. Мы объяснили мэрии Берлина, насколько ужасной было трагедия в городе Ходжалы, ведь на месте погибших могли оказаться и мы, и наши родственники. Это антигуманное действие и преступление против всего человечества. Немцы, пережившие первую и вторую мировые войны, прониклись нашей болью и дали согласие. Место для установки было выбрано очень удачно. Это зажиточный район Берлина, памятник находится прямо перед известной немецкой библиотекой, которую в день посещают около 600-700 человек. Там же находится несколько учебных заведений. Библиотека – это храм знаний, искусства и науки, где люди обогащаются духовно, где нет места для войны. Поэтому было удачным и правильным решением поставить памятник во имя мира во дворе библиотеки.
 
Однако, в самый последний момент, когда все пригласительные были уже розданы и памятник оставалось только установить, наши недруги (ведь армянская диаспора тоже получила пригласительный на открытие азербайджанского памятника жертвам трагедии, которую они отрицают) начали создавать препятствия. Они обратились в МИД Германии и преподнесли данное событие так, будто азербайджанцы готовят провокацию. Тогда установка памятника была остановлена. Нашего посла Парвиза Шахбазова незамедлительно вызвали в МИД Германии и попросили объяснить ситуацию. Тогда Шахбазов объяснил, что монумент устанавливается не против какой-то страны, а против войны, во имя мира и за взаимоотношения народов, чтобы подобные события впредь не повторялись. Немцы даже подробно изучили информацию об авторах памятника Ходжалы, чтобы убедиться, что мы являемся мирными художниками, а не провокаторами. После долгих дискуссий мы получили разрешение на открытие, которое прошло на высочайшем уровне. Ежегодно к этому памятнику возлагаются цветы.

 
- А потом появился памятник великому Низами Гянджеви в Риме…
 
- Это был конкурс, где принимали участие около 15-16 скульпторов. Я совместно с Али Ибадуллаевым, с которым мы работаем больше 30 лет, выставили свой эскиз, который был утвержден серьезными экспертами в Азербайджане. Но главное было — получить разрешение в Италии. Римский парк Вилла Боргезе считается одним из самых значимых мест Италии. Там многие века устанавливаются памятники выдающимся личностям разных стран.
 
- Наверное, было нелегко получить разрешение на открытие азербайджанского памятника в легендарном римском парке?
 
- Конечно. Но, благодаря сегодняшнему авторитету нашего государства, продуманной политике Президента страны Ильхама Алиева, активной деятельности Первой леди Азербайджана, президента Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиевой, обладающей огромным авторитетом в Италии, где к ней относятся с большим уважением, мы смогли реализовать задуманное. Мехрибан ханум любит, хранит и оберегает искусство по всему миру, помогая сохранить и реставрировать древние итальянские памятники. Учитывая все это, власти Италии просто не могли нам отказать.
 
Стоит отметить заслуги посла Азербайджана в Италии Вагифа Садыгова, который внес свою лепту в реализацию этого проекта, и министерства культуры и туризма АР. Учитывая авторитет нашего государства, нам выделили самое лучшее место для воздвижения монумента. Здесь также хочу подчеркнуть непосредственное участие замминистра культуры Адалята Велиева, вместе с которым мы выбирали место для этого памятника.
 
В церемонии открытия памятника Низами приняла участие сама Первая леди Азербайджана.
 
Подчеркиваю, что поставить памятник в указанном парке не так просто, как может показаться на первый взгляд. Монумент утверждался на художественном совете Рима, где председательствовал начальник управления памятников всей Италии. Там одновременно участвуют и мэр города, и директор парка, несколько инструкторов и архитекторов. А их совещание проходит раз в три месяца.
 
Представляете, нам даже поставили условие, которое звучит довольно смешно… Согласно заданным параметрам, памятник имел высоту около 4-х метров. Однако, нам сказали, что если памятник будет на 10 см выше, администрация просто запретит его установку. Представьте, всего каких-то 10 см, хотя мы собирались установить его под открытым небом. На место предполагаемой установки отправилась комиссия в составе 27 человек с небольшой копией памятника. Оттуда позвонили мне, сказав, что композиция очень интересная, но они одобрят памятник, если он будет на 10 см ниже, в противном случае — отказ (смеется).
 
Кроме этого, мы хотели сделать монумент из белого мрамора, но нам поставили условие, что памятник должен быть сделан именно из итальянского белого травертина, привезенного только с римского месторождения. Естественно, мы согласились. Однако хочу отметить, что отношение итальянцев к своей культуре, обращение внимания даже на мельчайшие детали, заслуживает уважения!
 
- Хотелось бы вам создать памятник, посвященный Карабаху?
 
- Памятник, посвященный Карабаху, с помощью Всевышнего мы поставим в самом Карабахе, когда в один прекрасный день вернем свои исконные земли. Думаю, нам не придется долго этого ждать. Кроме того, верю, что нам удастся поставить памятник жертвам Ходжалинской трагедии в самом Ходжалы. Пусть один монумент стоит в Берлине, а другой – в Ходжалы.

 
- Я слышал какую-то историю о том, что в вопросе создания памятника азербайджанскому нефтянику вам пришлось соперничать с армянами…
 
- Да, было такое. Это был памятник Фарману Салманову, известному азербайджанскому ученому, доктору геолого-минералогических наук, первооткрывателю нефти в Сибири, члену-корреспонденту РАН, Герою Социалистического Труда. Жаль, что сегодняшняя молодежь его не знает. Благодаря ему сегодня вся Россия пользуется нефтью и газом, месторождения которых открыл именно Салманов. Скажу вам честно, что установить памятник азербайджанцу в центре Ханты-Мансийска, учитывая неспокойное положение в России по отношению к кавказцам, очень и очень сложно. Благодаря нашим соотечественникам, проживающим в Тюмени, мы узнали, что Фарману Салманову хотят поставить 5-6-метровый памятник, и занимаются этим, как не странно, армяне.
 
Мы просто не могли стерпеть подобную несправедливость и решили действовать немедленно. Где это видано, чтобы враги воздвигали монументы нашим ученым? Это же уму непостижимо! Это был всероссийский конкурс, где армяне действовали очень инициативно. Когда мы в результате долгих усилий одержали победу, мне лично Таир Салахов сказал, что армяне написали письмо протеста, мол, как могут граждане Азербайджана победить на российском конкурсе. Ими была поднята большая шумиха. В результате продолжительных дискуссий и обсуждений, в этом вопросе удалось поставить жирную точку!
 
Стоит отметить, что местные жители ценят, любят и очень благодарны Салманову за его открытия. Все районы Сибири возлагали цвету к памятнику азербайджанскому ученому.
 
- Какой была ваша первая серьезная масштабная работа?
 
- С Эльдаром Ахмедовым мы сделали очень большой рельеф на стене здания старого "Интуриста". Увы, но эта скульптура осталась между двумя зданиями. Мы создали много росписей и рельефов для наших отелей, гостиниц и обычных зданий. Если вы будете в Шеки, то там сможете увидеть около 15-16 наших скульптур.
 
Не могу не отметить сделанный нами рельеф перед зданием Международного центра мугама на тему семи композиций этого древнего красивейшего азербайджанского искусства.
 
Мы также сделали несколько скульптур для "JW Marriott Absheron Baku Hotel", которые утверждались в архитектурном совете Лондона, потому что данный отель строили англичане, а они, будучи консерваторами, очень щепетильно относятся к таким вопросам. Например, у них архитектор работает с художником, скульптором и дизайнером, которые принимают совместные решения. Если им что-то не нравится, они от этого отказываются. Но наши работы им приглянулись и отлично дополнили созданную композицию. Кажущийся издали совсем небольшим факел, на самом деле весит 3,5 тонны. Помимо него, две композиции под названием "Пламя" расположены во дворе отеля.
 
Кроме того, мы установили памятник дружбы в польском городе Гнездо, где находилась резиденция Папы Римского Иоанна Павла II. Гнездо – это бывшая столица страны, где впервые Польша была провозглашена республикой. Монумент, отличающийся оригинальной структурой, представляет собой два лепестка, немного смещенных в сторону. Высота монумента около шести метров. Когда с одной стороны человек читает слова Общенационального лидера Гейдара Алиева, сказанные им о Польше, он видит карту этой страны. С другой стороны написаны слова Павла II об Азербайджане, и читающий видит карту нашей страны. Рядом с этим памятником Папа Римский посадил дерево. Монумент посещают тысячи людей.

 
- Есть мнение, что настоящее искусство должно быть понятно каждому. Вы с этим согласны?
 
- Если человек, живущий в этом мире, — цивилизованный, развитый, он читает книги, смотрит фильмы, слушает качественную музыку, то он в состоянии понять настоящее искусство. Нужно равняться на прогрессивных, развитых и интеллигентных людей, чтобы остальные, в свою очередь, старались подтянуться до их уровня.
 
- Ваша галерея "Гыз Галасы" сегодня стала одним из очагов культуры нашей столицы. Почему вы решили превратить вашу мастерскую в галерею?
 
- По своей природе я — трудолюбивый человек. Для меня нет ни ночи, ни дня. Когда у меня была мастерская, я понял, что времена меняются. Я всегда придерживаюсь мнения, что художникам нужно помогать. Поэтому я превратил свою мастерскую в галерею "Гыз Галасы", о которой положительно отзывается большинство азербайджанских живописцев. Я могу назвать вам имена сотни наших мастеров кисти, которые в самые сложные времена сдавали сюда свои работы, а мы их здесь реализовывали. Это были тяжелые 90-е годы. Благодаря открытию галереи "Гыз Галасы" многие известные азербайджанские художники не иммигрировали за границу, а остались жить здесь. Сегодня галереей продолжает руководить мой сын Эмин…
 
- Он тоже художник?
 
- Эмин Мамедов – заслуженный деятель искусств, советник по вопросам культуры в Фонде Гейдара Алиева, занимается организацией выставок в центре Гейдара Алиева и пропагандой азербайджанского искусства по всему миру. Он занимался организационными вопросами знаменитой выставки "Fly to Baku: Modern Azerbaijani art".
 
- А как возникла идея создания галереи "Баку-Берлин"?
 
- Мне всегда хотелось открыть галерею за рубежом для пропаганды азербайджанского искусства в мире. В создании галереи "Баку-Берлин" большую роль сыграл мой сын Эмин. В настоящее время галерея "Баку-Берлин" площадью в 200 кв.м входит в Ассоциацию галерей Германии и считается одним из самых престижных выставочных салонов страны. Около 80 азербайджанских художников выставлялись в "Баку-Берлин" наряду со своими немецкими коллегами. На каждом открытии присутствуют порядка 600-700 гостей, из них 90 процентов — это немцы.
 
Заявок настолько много, что график уже расписан на 2016 год. Очень известные немецкие художники подают заявки выставляться в нашей галерее. Главный принцип салона: один азербайджанский живописец – один немецкий. Мы открыли не ресторан, а очаг культуры, что очень важно. Вечерами в галерее показывают фильмы об Азербайджане, приглашаются студенты, идут дискуссии на разные темы.
 
В Берлине только мы открытии подобную галерею, наши противники, к примеру, даже до этого не додумались!
 
- Несколько советов Салхаба Мамедова современной молодежи.
 
- Сегодняшняя молодежь очень талантлива. Видя заботу со стороны государства, они стараются развиваться и вносить свою лепту в пропаганду азербайджанского искусства. Главное, развиваться и не стоять на месте. Мне нравится все новое, я люблю прогресс. Поэтому я всегда говорю своим студентам: не бойтесь экспериментировать, работайте, будьте креативными, и у вас все обязательно получится!
 
- Можно ли назвать равнодушие болезнью 21-го века?
 
- Конечно. Однако, я не считаю, что наши люди равнодушны. Наоборот, благодаря нашему менталитету мы всегда были сострадательны к людям. Если что-то случается у твоего соседа, ты сразу бежишь к нему на помощь. В других странах вы этого не увидите. Там люди более холодные и обособленные. Если за рубежом люди пользуются услугами психологов, то у нас эту функцию взяли на себя наши близкие и друзья, готовые всегда выслушать и помочь. Считаю, правильное воспитание должно объяснять людям необходимость быть сплоченными, не быть равнодушными и не забывать свои корни.
 
- Планируете продолжить эту работу?
 
- Конечно, хотелось бы еще поставить несколько памятников как в стране, так и за рубежом. Это наша культура. Памятники остаются навечно. Особое значение имеют монументы, воздвигнутые в честь дружбы народов. Я сам наблюдал, как к памятникам, поставленным нами в разных странах, люди кладут свежие цветы и убирают увядшие. Это говорит о том, что дружбу между народами надо укреплять культурой.
 
Еще хотелось бы сказать вот о чем. Сегодня облик нашей столицы неустанно меняется, и хочется, чтобы его художественное оформление и памятники отвечали требованиям сегодняшнего дня. Если Баку превращается в европейскую столицу, то его должны украшать памятники европейского уровня, соответствующие мировым стандартам.

Источник: day.az


Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>